«Никому такого не пожелаю»

04 2Восьмидесятитрёхлетняя пенсионерка вынуждена скитаться по съёмным квартирам

Мария Петровна Горюнова 40 лет жила в районе Сокола в собственной однокомнатной квартире. Умер муж. Давно выросли и вышли замуж дочери. Старшая – инвалид 1-й группы жила с мужем в собственной квартире в Липецке, младшая – в доме в селе Копцевы Хутора. Родились внуки. В общем, всё как у всех. В 2011 году младшая дочь Людмила с мужем предложили Марии Петровне жить вместе.

«Новый липецкий РЕПОРТЁР» №43 (297) 7 ноября 2018

Не было печали

– Продавай, мам, квартиру. Всё-таки возраст – 76 уже. Мы продадим наш дом, ты – свою квартиру, сложимся и купим большой – в Студёных Выселках, – говорила мне дочь, делится пенсионерка.
Мария Петровна подумала, что действительно было бы хорошо, чтобы в старости кто-то всё время был рядом, «досмотрел», как говорится. И согласилась. Все вопросы по продаже квартиры взял на себя зять – Александр Николаев. Быстро нашёлся покупатель, и 6 октября 2011 года состоялась сделка. В Сбербанке в присутствии зятя на счёт липчанки был зачислен один миллион 100 тысяч рублей. Тут же зять попросил у неё в долг 250 000 рублей, чтобы погасить кредит за автомобиль. Иначе ему не оформляли ипотеку на новенький двухэтажный коттедж в 270 «квадратов», в котором теперь должна была бы жить вся семья. Она, конечно, согласилась, и деньги перевели на его счёт. У Марии Петровны же осталось 860 000 рублей. 7 октября, собрав свои немногочисленные вещи, женщина переехала в Копцевы Хутора. А 31 октября одобрили и ипотеку, и вскоре все вместе они перебрались в Студёные Выселки.

«Это исключено»

До 2016 года всё было хорошо, как вспоминает Мария Петровна. Она жила на втором этаже, дети и внуки на первом. Ну, бывало, ругались из-за чего-то, спорили, но не так, чтобы невыносимо. И вот внезапно дочь сообщила, что так продолжаться не может. Жить вместе они больше не хотят, мама им мешает. Они предлагают ей купить квартиру в военном городке, но в ипотеку, и оформить её на зятя. Он будет оплачивать все коммунальные платежи, а когда выплатит ипотеку – переоформят квартиру на Марию Петровну.
– Я не могла понять, за что? Ведь всё было хорошо. Почему я им мешаю? И почему меня как собаку хотят вышвырнуть в какую-то квартиру, когда у меня есть на счету свои деньги, на которые я могу купить своё жильё, – плачет бабушка. Сказала им «это исключено» и ушла в свою комнату.
Война
И вот тут-то и начинает закручиваться детективная история. Мария Петровна решила снять свои оставшиеся деньги и попробовать купить себе на них маленькую квартирку. Из дома дочери она съехала в съёмное жильё, так как жизнь её сделалась совершенно невыносимой: ей перекрыли воду на втором этаже, запретили пользоваться общей кухней, огородом. Кроме того, дочь подала в суд прошение признать мать недееспособной. Объясняла это тем, что женщине 81 год, она агрессивна, не ведает, что творит, набрасывается на родню, разговаривает сама с собой, попадает под влияние посторонних людей, а значит, нуждается в постоянном опекуне. На суд она при этом трижды не пришла, и суд оставил прошение без рассмотрения. А в Сбербанке Марии Петровне сообщили, что на счету никаких денег нет – она сама лично сняла их ещё 11 октября 2011 года. О чём свидетельствует приложенная к её делу копия расходного ордера с её подписью. Женщина, впрочем, уверяет, что подпись подделали. Тут-то она и начала вспоминать, что ещё в 2009 году некая сотрудница Сбербанка Лидия Соловьёва предложила ей оформить на зятя доверенность, по которой тот мог бы снимать пенсию со сберкнижки и совершать другие операции со счётом. Что интересно, подпись именно этой сотрудницы стояла и на расходном ордере, подтверждающем якобы выдачу 860 000 рублей Марии Петровне.

Путаница

С 2016 года по нынешнее время пенсионерка не может добиться от банка и правоохранительных органов ответа на свои вопросы о том, кто снял её деньги.
Она обратилась с заявлением в полицию, в котором просила выяснить, куда они исчезли, так как подозревает в этом зятя – именно у него была доверенность на совершение операций. Но Александр Николаев клянётся, что он этих денег не брал. Пенсию, да, снимал. И все деньги вместе с чеками отдавал Марии Петровне. В общей сложности за время с 2011-го по 2016 год эта сумма составила 124000 рублей. Но женщина утверждает, что она этих денег также никогда не видела. А в Сбербанке и вовсе оказалось невозможным выяснить правду. На запросы Марии Петровны, следователя, адвокатов и суда за несколько лет пришло несколько разных, иногда противоречащих друг другу ответов. Сначала в банке просто отклоняли просьбу пояснить, на каком основании были выданы деньги со счёта. Затем писали, что это является банковской тайной. Потом утверждали, что 11 октября женщина лично сняла деньги наличными и получила их на руки. Причём выписка указывает на то, операция почему-то прошла два раза, была сторнирована, то есть проведена, снова отменена и ещё раз проведена повторно. Затем поясняли, что денежные средства были выданы на основе электронной доверенности, имеющейся в базе данных. Причём наличие этой доверенности банку на данный момент установить не удаётся. Копии документа в архиве банка нет. Следующее пояснение гласило, что в связи с переносом старой базы данных счетов на новую произошёл технический сбой, который изменил дату выдачи доверенности. Последнее, что пояснил сотрудник банка в суде – деньги со счёта Марии Петровны были вообще переведены на счёт зятя Александра Николаева по её собственному распоряжению. Зять этот факт отрицает.

Что делать?

Сейчас Мария Петровна снимает малюсенькую однокомнатную квартиру в одном из отдалённых районов Липецка, живёт на свою пенсию и хочет только одного – вернуть свои деньги и наказать зятя.
– Никому такого не пожелаю, – плачет она.
Ей не нужна доля в доме в Студёных Выселках, на которую, как считает её семья, она претендует. Она хочет спокойно дожить оставшиеся годы. Но пока всё против неё. Добиться правды у банка невозможно. Документ, по которому можно было бы провести почерковедческую экспертизу – расходный ордер, – почему-то уничтожен. Доверенности нет. Объяснений от банка по этому поводу тоже нет. А те, то есть – вполне устраивают полицию, которая не хочет возбуждать уголовное дело. Она забрала своё дело, состоящее из 344 листов, у адвоката, который по сей день не добился никаких результатов и, как кажется Марии Петровне, намеренно проваливал дело. Где добиться правды и что делать, пенсионерка не знает. Но она очень надеется, что удастся добиться справедливости, и хочет огласки. Верит, что что-то изменится, если она расскажет о своей беде на телевидении.

Маргарита МАКАРОВА

Добавить комментарий