16 квадратных метров преткновения

nreh 29 03 s-11Собственники и управляющая компания сцепились из-за крохотной каморки

Любая логическая цепочка, как известно, может строиться в двух направлениях – от частного к общему или от общего к частному. Примерно по такой же схеме живёт и существует сфера жилищно-коммунального хозяйства со всеми её радостями и проблемами. Начинаешь копаться в хитросплетениях федерального законодательства – и невольно натыкаешься на мелкие с виду частности, которые, тем не менее не поддаются почти никакому регулированию и сводят на нет все попытки повлиять на ситуацию сверху.

«Новый липецкий РЕПОРТЁР» №13 (215) 29 марта 2017

Бывает и иначе: сталкиваешься с вопросом, который на первый взгляд и яйца выеденного не стоит, но за горизонтом просматриваешь нечто несоизмеримо большее и важное. Вероятно, именно то самое, что и обрекает до сих пор ЖКХ на сомнительные лавры «чёрной дыры», всасывающей в себя эмоции, время и деньги. Об одной из таких историй, разворачивающейся в доме № 14 по улице Эдурда Белана, «РЕПОРТЁР» рассказывает в очередной серии нашей жилищно-коммунальной саги.

Чьи метры?
Конфликт между группой собственников жилья и управляющей компанией «Уютный дом» начал разгораться ещё в конце прошлого года. Жильцы сформировали совет дома и озаботились поиском помещения, где активу было бы сподручно устраивать собрания и устраивать прочие необходимые для нормальной деятельности мероприятия. Выбор пал на небольшое техническое помещение, вход в которое расположен с задней части дома. Помещение выглядит единым целым, однако по документам разбито на три секции с номерами 26, 27 и 28. Суммарная площадь – 16 квадратных метров. Загвоздка в том, что управляющая компания использовала комнатушку для хранения архива. Договориться о передаче ключей добровольно сторонам не получилось, и после серии взаимных претензий решение вопроса перешло в суд. Первая инстанция встала на сторону собственников (суд согласился с тем, что помещения № 26, 27 и 28 – общедомовое имущество и, следовательно, принадлежит в пропорциональных долях жителям десятиэтажки) и обязало управляющую компанию освободить помещение № 26 (интересно, что про 27-е и про 28-е помещения в решении не сказано ни слова), а ключи передать совету дома.
Управляющая компания, воспользовавшись правом на апелляцию, обратилась в областной суд. Менять решение принципиально там не стали, но несколько подкорректировали формулировку, что, в конечном счёте, привело к новому витку противостояния. Управляющую компанию обязали не просто освободить помещения (речь шла уже обо всех трёх), а сделать это в соответствии с техническим паспортом № XXVI, XXVII и XVIII. Также областной суд потребовал от УК демонтировать имеющиеся на дверях запорные устройства. А всего через несколько дней в 16-метровой каморке появились рабочие…

«Дыра нам не нужна»
Первым делом они принялись демонтировать установленные в помещениях системы жизнеобеспечения. По словам председателя совета дома Натальи Косенковой, там находились унитаз, рукомойник и батареи. Данные действия УК «Уютный дом» жильцы посчитали самоуправством и даже вызвали на место происшествия полицию. Дальше – больше. Дабы пресечь незаконные, по их мнению, действия управляющей компании, домовые активисты обратились в Госжилинспекцию, откуда в кипящий страстями дом была делегирована инспектор Нелли Кокуйская. После проведённой проверки она вынесла в адрес «Уютного дома» предписание, которое Наталья Косенкова и её соратники восприняли как удар в спину. Согласно документу, управляющая компания в срок до 15 апреля должна оборудовать сквозной проход через помещения № 26, 27 и 28. Иными словами, прорубить в стене дырку и сделать технические помещения проходными через первый этаж третьего подъезда.
– Этот проход нам не нужен, – рассказывает Наталья Косенкова. – Он в считаные дни превратится в пристанище для алкоголиков и наркоманов, что нарушит покой жителей и поставит под угрозу их безопасность (в десятиэтажке, по словам управдома, кстати, проживает один наркозависимый человек, который, впрочем, пытается встать на путь исправления). Да и откуда он вообще взялся? Дом изначально планировался шестиподъездным и 120 метров длиной. Вот по этому проекту пожарный подход предусматривался. Но по факту получилось четыре подъезда длиной в 102 метра. Более того, дом при вводе в эксплуатацию принимала комиссия, в состав которой входили и пожарные. Ни у кого не было нареканий по поводу отсутствия пожарного прохода. Дом был принят именно в таком виде, в котором существует сейчас.
На этих основаниях Наталья Косенкова с единомышленниками собирается обжаловать предписание ГЖИ. Управдом обратилась к руководителю ведомства Денису Надееву с заявлением о пересмотре решения. Направлены письма и в адрес вице-спикера горсовета Фёдора Жигарова, депутата Галины Провоторовой, а также прокурора Правобережного района. Управдом не исключает, что вскоре сторонам снова придётся выяснять отношения в суде.

По закону так по закону
Директор управляющей компании «Уютный дом» Сергей Давыдов, разумеется, имеет на происходящее другую точку зрения. По его мнению, события разворачиваются в точном соответствии с жилищным законодательством. Собственники для защиты своих прав обратились в Госжилинспекцию, та, в свою очередь, провела проверку и выдала предписание, которое управляющая компания теперь не имеет права не исполнить.
– Получив предписание, мы первым делом обратились к техническому паспорту дома,–- рассказывает Сергей Давыдов. – И действительно обнаружили, что на этом месте должен быть пожарный проход. Поскольку апелляционная инстанция (решение которой по законодательству котируется выше первой. – Прим. «РЕПОРТЁРА») обязала нас освободить помещения именно в соответствии с техпаспортом, мы не имеем другого выхода, как исполнить решение суда в точном соответствии с его формулировкой. До того момента, когда заварилась вся эта каша, мы не поднимали техническую документацию на дом и не знали, что там должен быть пожарный проход, но раз так получилось – иного пути нет. Быть крайними нет никакого желания.
Также Сергей Давыдов убеждён, что сама проблема во многом высосана из пальца и реально интересует лишь небольшую часть жителей дома. Для остальных собственников наличие или отсутствие пожарного прохода, по его словам, не представляет живого интереса.
Самое время сделать из этой истории некий вывод, который стал бы для кого-то намёком, а для кого-то уроком. Но выводы в данном случае всё-таки должны делать компетентные структуры, которые, надо полагать, ещё не раз вернутся к истории дома № 14 и наверняка решат, на чьей стороне правда. Тем не менее невозможно не задаться некоторыми вопросами. Главный из них – почему о пожарном проходе никто не вспомнил ещё на стадии ввода дома в эксплуатацию? Любопытен и другой момент. Стремясь реализовать своё никем не оспариваемое право на пользование общим имуществом дома и сделав это в судебном порядке, собственники в итоге столкнулись с новыми проблемами, которые оказались ничем не лучше старых. И этот факт очень много говорит о том, какое «минное поле» представляет собой современное жилищное законодательство.

Егор СЕВРЮКОВ

Добавить комментарий