Второе дыхание липецкого педа

Второе дыхание липецкого педа

nrep 23 09 s-12   «Новый липецкий РЕПОРТЁР» №39 (137) 23 сентября 2015 года

   Заместитель главы региона Юрий Таран уверен, что липецкий педуниверситет способен подготовить учителей мирового уровня

   Липецкая область намерена возродить славу региона с передовым педагогическим опытом. Путь к этой цели начнётся с альма-матер учителей – с педагогического университета. Сможет ли ЛГПУ стать центром подготовки педагогов мирового уровня, чем финские учителя отличаются от российских и перейдут ли липецкие школьники на электронные учебники? На эти вопросы в преддверии Дня учителя «РЕПОРТЁРУ» ответил заместитель главы региона Юрий Таран.

   «Российское образование возвращает свои позиции»
   – Юрий Николаевич, последние лет двадцать не утихают споры о том, каким должно быть образование в России. Часть педагогической общественности говорит об утраченных позициях советской системы обучения и ратует за их возвращение, кто-то выступает за адаптацию зарубежных подходов. Как Вы считаете, какой из этих курсов правильный?
   – Российское образование возвращает свои позиции. Не надо делать трагедии из-за того, что происходят какие-то перемены. Мы жили в одной стране, сейчас строим другую. Естественно, что образование не могло остаться в стороне, очень многие политические вопросы отразились и на нём.
   Есть ребята, которые хорошо образованны, а есть те, у кого уровень довольно посредственный. Так было всегда. В то же время сегодня есть объективные показатели – олимпиады и рейтинги, которые проводят независимые международные организации, и в них у наших школьников достаточно высокие места.
   Да, в Европе сейчас лидирует финская модель образования, в мире в целом доминирует Юго-Восточная Азия. Но, обратите внимание, что в основе этих моделей – работа педагога с учеником, участие семьи в воспитании. Что касается материального обеспечения, то в последние годы для школ сделано колоссально много. Есть интерактивные доски, современные лаборатории, спортивный инвентарь. Я посещал школы в Америке, Швеции, Англии, хочу сказать, что они не сильно отличаются по оснащенности от наших, там нет супервыдающихся образовательных программ. Но там есть мощный педагогический корпус, настроенный на постоянное совершенствование. В основе – серьёзная подготовка к урокам, индивидуальная работа с учениками.
   Безусловно, заработная плата соответствующая. Сейчас, прочитав эти строки, многие скажут: «Вот! Если бы нам так платили!». Но здравая часть населения понимает: не только в зарплате дело. Сегодня мы, к сожалению, видим такие примеры: во многих образовательных учреждениях зарплата выросла, но при этом количество детей, занимающихся с репетитором, осталось прежним. Учитель не может в полном объёме дать то, что нужно ученику.     Прежде всего, необходима внутренняя культура учителя, внутренняя требовательность к себе, к тому делу, которым ты занимаешься. И именно таких учителей мы хотим воспитывать сегодня в педагогическом университете.

   Реинкарнация липецкого опыта
   – В середине прошлого века Липецкая область была известна своим педагогическим опытом. Возможно ли сегодня возникновение в регионе подобной экспериментальной площадки?
   – Как раз об этом сейчас мы думаем и обсуждаем возможности с руководством Липецкого педагогического университета. Глава Липецкой области Олег Петрович Королёв поставил задачу создать в регионе мировой центр подготовки педагогов. И я убежден, что у Липецкого педуниверситета есть все возможности для этого. Ведь центр – это не новое здание, его создание не требует капитальных вложений. Это механизмы другого рода – организация работы внутри вуза, пересмотр образовательной системы, методик преподавания.
   Не всё можно сделать на уровне региона, отдельным предложениям нужна поддержка на уровне федерального центра. Именно поэтому Олег Петрович Королёв, когда выступал на августовской конференции, обратился к заместителю председателя Правительства Ольге Юрьевне Голодец и к заместителю министра образования Александру Алексеевичу Климову с тем, чтобы министерство рассмотрело наши предложения и использовало регион в качестве экспериментальной площадки.
   – И какую работу предстоит провести для создания этой площадки?
   – Нам нужно, чтобы в Липецке готовили педагогов, которые могли бы стать лучшими учителями в России. Руководствуясь этой установкой, мы совместно с новым ректором ЛГПУ Ниной Владимировной Фединой сформировали несколько ключевых позиций.
   Первое – это целенаправленный отбор в педвуз. Необходимо вернуться к системе педагогических классов. Такие классы были, например, в липецкой школе № 24, в районных центрах и даже в интернатах. Этот опыт нужно вернуть, но уже на новом уровне. Ведь профильные классы – это и подготовка, и в то же время – шанс понять: педагогика – это не мое.
   Второе – акцент на педагогическую практику. Это квинтэссенция если не зрелости, то готовности к педагогическому труду. Мы хотим, чтобы её стало больше, в идеале она должна быть непрерывной на протяжении всего обучения. И, конечно, более эффективной. Для этого со школами, которые входят в профессиональные рейтинги, получают финансовые гранты за качество образования, будут заключены договоры об организации практики. Сейчас прорабатывается вопрос о том, чтобы финансово заинтересовать учителей в сотрудничестве со студентами и вузовскими преподавателями.
   Ещё одна идея, которая давно обсуждается, – это педагогическая интернатура, по примеру медицинской.
И третье направление – это педагогизация образовательной работы вуза. Нам кажется, что специфика будущей деятельности должна накладывать отпечаток на всю студенческую жизнь – от учёбы до внеучебных мероприятий. Здесь очень многое будет зависеть и от студенческого актива, который есть сегодня в университете, и от преподавательского сообщества, и от руководства. Например, в 80-е годы студенты филфака и истфака по собственной инициативе брали шефство над детскими домами. Приезжали на выходные, девочки помогали детям сделать уроки, мы с мальчишками занимались военным играми, спортом. Для нас, начинающих педагогов, это было очень важно. Это был уникальный социальный и эмоциональный опыт.

   «Эти ветки не плодоносят»
   – Возможно ли реализовать такую программу на базе педагогического университета в его нынешнем состоянии?
   – Причины проблем педуниверситета кроются в субъективных факторах. Необходимы были перемены, которые команда управления «прозевала». Причем это относится не только к ректорату, а ко всему руководящему корпусу вуза. Университет был крепким середнячком. В 2012 году на его базе проходил Всероссийский конкурс «Учитель года», он успешно проходил лицензирование, аккредитацию, рейтинг эффективности. И на каком-то этапе менеджмент решил, что так и дальше можно будет проводить всё по инерции, а требования сегодня к высшему образованию высокие.
   У вуза действительно славные традиции и история, у него сложное настоящее, а будущее будет зависеть от коллектива. Все преподаватели вуза, какие бы руководящие посты в нём они ни занимали, должны осознать свою ответственность за судьбу университета и за студентов, которые выбрали его для получения высшего образования. Многое будет зависеть от ближайших нескольких лет. Так что мой ответ на Ваш вопрос – реализовать программу возможно.
   – Каким Вы видите будущее ЛГПУ? Вы наверняка обсуждаете программу по выходу из кризиса с нынешним руководством.
   – Да, сегодня идёт работа над антикризисной программой. Она будет включать несколько направлений. Претерпит изменения структура университета, надо будет решать финансовые, кадровые вопросы. Это всё непросто. Вуз должен обеспечить и уровень заработной платы, а ведь существует принцип формативно-подушевого финансирования на определённое число студентов. Не обойтись и без неприятных мер – это сокращения, которые предстоит провести. То, что регион провёл несколько лет назад в связи с оптимизацией школ, то, что елецкий вуз делал два года назад, педуниверситету предстоит делать сегодня. Это удел университетов, которые опоздали с проведением назревших перемен.
   Думаю, что Нина Владимировна Федина, которая сегодня возглавила вуз, с этим справится. У неё есть опыт работы на муниципальном, на федеральном уровне, в высшей школе. И она человек из системы образования. А я за то, чтобы сохранить педагогический профиль вуза. Увы, многие непедагогические специальности либо не прошли аккредитацию, либо прошли её с трудом. Педагогические направления, имеющие почти 60-летнюю историю, выстояли, прошли испытание временем. Нововведения оказались слишком искусственными, эти ветки на дереве вуза не плодоносят. Но хочу заверить студентов и родителей: все взятые на себя обязательства вуз выполнит. Тех, кто пришёл учиться и учится, обязательно выпустят с государственным дипломом.
   – Представьте, что Вы на десять минут стали министром образования. И у Вас есть возможность подписать три указа, которые решили бы «болевые» точки курируемой сферы. Что это были бы за указы?
   – Я, как бывший начальник управления образования и науки Липецкой области, подписал такое количество приказов, что понимаю: каждый новый министр приходит на фундамент, который оставил ему предшественник. Так что никаких радикальных документов не стал бы вводить. Я бы подписал указ о модернизации системы отбора в педвузы, об изменении подходов к педагогической практике и, пожалуй, о вариативности учебного года. Например, чтобы учебная неделя длилась пять дней, с приемлемым числом уроков, а сам год – до 20 июня. Мне кажется, что такой подход возможен.

  Алина Огнева

   Справка
   Юрий Николаевич Таран родился 8 февраля 1964 года в Липецке.
В 1986 году окончил Липецкий государственный педагогический институт (учитель истории, обществоведения, английского языка). Преподавал в школах, более 12 лет отдал Липецкому государственному педагогическому институту.
   В 39 лет возглавил департамент, позже – Управление образования и науки Липецкой области. В настоящее время курирует данную сферу уже в должности заместителя главы администрации региона.
   Кандидат педагогических наук, доцент. Награжден медалями ордена «За заслуги перед Отечеством» I и II степени и знаком «Почётный работник высшего профессионального образования РФ».

   Общие вопросы к общему образованию
   «РЕПОРТЁР» спросил Юрия Тарана о том, что интересует наших читателей
   – Родители, да и некоторые педагоги утверждают, что переход к ЕГЭ негативно отразился и на качестве образования, и на умении школьников системно мыслить. Вы согласны с этой позицией?
   – Что касается ЕГЭ – здесь мы идём в русле мировых образовательных процессов. Но следует понимать, что единый экзамен – это лишь несколько дней в конце школьного курса. Умение системно мыслить и излагать – это тоже навык. У ученика и учителя есть одиннадцать лет, чтобы его освоить.
   Из личной практики я могу судить, что труднее сдавали устные экзамены те, кого в нашем детстве называли «профессорами», а сейчас зовут «ботаниками». У них огромные знания, а навыка извлечь из этого объёма самое необходимое – нет. Приёмная комиссия слушает растянутый и невнятный ответ, с углублениями в отдельные узкие темы, приходится задавать наводящие вопросы. В результате абитуриент зарабатывает «четвёрку», а преподаватель – обвинение в предвзятости. Так что не надо на единый экзамен возлагать ответственность за весь период обучения. Экзамены, в какой бы форме они ни проводились, – это не только объём знаний ученика, но и умение соответствовать нормативным требованиям.
   – Следующий вопрос как раз о нормативных требованиях. Теперь уже претензии от родителей учеников начальной школы. Современный первоклассник должен уметь и читать, и писать. Насколько оправданна такая усиленная дошкольная подготовка?
   – Есть один момент, который мне горько признавать. Сама школа формирует такую установку, что ученик должен успеть подготовиться к поступлению в образовательное учреждение. Ни в законе об образовании, ни в других подзаконных актах не говорится о том, что ребёнок до первого класса должен уметь читать.
   Он должен быть развит, должен отличать буквы от цифр, должен обладать общими знаниями об окружающем мире, о животных, о культуре, но не более того. Задача начальной школы – научить его читать, научить его писать и так далее. Другой вопрос, что ему будет сложнее на начальном этапе. Этого хочется избежать не только учителям, но и родителям. К тому же подготовка – это дополнительный источник заработка для школ.
   – Как Вы думаете, в обозримом будущем электронные книги придут на смену бумажным учебникам?
   – Возможно, мы являемся свидетелями ухода эпохи бумажных учебников. Безусловно, ещё несколько лет паритет привычных учебников и электронных сохранится, но уровень компьютеризации возрастает. Причём она касается не только ребят, но и учителей. Сейчас рассылка домашнего задания по электронным адресам, проведение презентации на уроке не кажутся чем-то сверхъестественным. А завтра это уже будет повседневной реальностью. И в новые условия успешно впишутся те педагоги, которые смогут говорить с учениками на их языке.

Добавить комментарий